PARADIZ: beyond the edges of reality

Объявление


гостевая сюжет гайд по миру правила нужные список ролей занятые внешности имена и фамилии шаблон анкеты

PARADIZ: beyond the edges of reality

Люди наивно полагают, что живут в полнейшем одиночестве на своей планете, отдавая предпочтение мысли, что все ужасы – не больше, чем детские сказки, а те, кто кричит о том, что всё это правда – лишь нуждаются в психологической помощи. Никто из них не готов принять правду и увидеть всю картину мира, что охотно поддерживается мистической стороной планеты. Мерзкие демоны, терроризирующие все расы планеты без исключения; благородные оборотни и их кровожадные отступники; маги и охотники – всё это не сказка, а реальный мир. Вместе со всеми переворотами, предательствами, нападениями, жестокими расправами.
● Место: Лондон; ● Время: осень 2016; ● Организация игры: эпизоды ● Рейтинг: 18+

профессии и занятость проставление лз выяснение отношений поиск партнера по игре каталог подарков денежная система вопросы и предложения уход и отсутствие
события в игре
дата: события события события
дата: события события события
дата: события события события

жизнь форума
10.07: Мы открылись!
26.07: Открыта новая акция на НПС персонажей.
31.07: Открыта новая акция "Охотники за приведениями"! Поспеши занять горячие роли и получить билеты на первое место в сюжет.
09.08: Открыта новая акция "Восставшая стая Иценов"! Успей занять желаемую роль и помоги в организации переворота, что затронет каждого.
10.08: Йеп-Йеп! Поспеши прочитать последние новости! Там можно найти много новой и очень важной информации, которая касается как самого форума, так и игры. И нам месяц: УРА, ТОВАРИЩИ!
пост месяца
Если ненависть или презрение к определенному месту служили залогом благосклонности всего приличного общества, то Конор тут же объявлял его для себя самым, что ни на есть лучшим во всем графстве...
читать пост целиком
игроки месяца
флудеры месяца
дуэт месяца
эпизод месяца
Старшие классы — жуткая клоака, в которую не многие вернуться готовы_согласились бы, там всегда всё по полочкам разложено, иллюзией важности пропитано настолько, что каплями жирными_вязкими на землю капает, всё вокруг замарать пытаясь
читать эпизод целиком

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PARADIZ: beyond the edges of reality » ❖ FLASHBACK » people, help the people


people, help the people

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

people, help the people

Участники:


Ophelia Black, Abigail Reed


Время и место событий:


Кабинет Блэк, сентябрь 2016, за окном туманно и холодно


http://sg.uploads.ru/MuAB7.gif http://sg.uploads.ru/EmMBq.gif
http://s5.uploads.ru/hfDVn.gif http://s5.uploads.ru/GqkwI.gif

Иногда, чтобы справиться с проблемой нужно просто поговорить. Говорить с незнакомыми людьми, с которыми потом никогда не встретишься и нигде не пересечься, проще всего. Нужно только решиться и начать, а дальше дело пойдет само.

People, help the people...
And if your homesick give me your hand and I'll hold it.
People, help the people,
And nothing will drag you down.

Отредактировано Ophelia Black (2016-08-26 11:18:49)

+1

2

Солнышко, мы живем в век процветающей медицины. Сейчас успешно лечат не только физиологические, но и душевные болезни. Нужно только попросить о помощи.
Мягкий женский голос приятно ласкал слух, разлетаясь по всей гостиной. В углу мерно тикали старые деревянные часы с маятником. Тихий звук ползущей по кругу секундной стрелки сливался с тягучим контральто матери, пока она говорила, и пронзал подобно степлеру тишину, когда воцарилось выжидающее молчание.
Эбигейл откинулась на спинку велюрового дивана. Она мрачно смотрела на тепло улыбающуюся родительницу и размышляла, как же ей выкрутиться из этой поистине отвратительной ситуации. Все началось не так давно, всего лишь месяц назад. Эби тогда совсем не представляла, чем обернется ее затянувшееся меланхоличное состояние и первый за долгие годы разговор по душам с мамой. Если бы ей кто-нибудь сказал, что после него она начнет настаивать на посещении дочерью психотерапевта, то юная Рид бы ни за что в жизни не стала поднимать эту тему. А уж тем более произносить в стенах их дома роковую фразу “я не хочу так дальше жить”. Сказана она была скорее на эмоциях, под влиянием обычного юношеского максимализма. Ни заканчивать с жизнью, ни сбегать из дома, ни делать какие-либо иные радикальные глупости Эбигейл не намеревалась. Чуть менее глобальные – возможно. Но ведь влезать в новые авантюры для нее было почти так же привычно, как и дышать. Абсолютно ничего нового. Так в чем же проблема?
Проблема была. Скрывалась она под тонким шлейфом заботы, под успокаивающими нотками в голосе, за лучистым взглядом родных серых глаз. И заключалась она совсем не во внезапно накатившем на школьницу депрессивном состоянии, вовсе нет. Балом правила родительская мнительность, так не вовремя вспыхнувшая в матери. Можно было бы попытаться сделать вид, словно ничего необычного не происходит, наивно понадеяться, что все уляжется и забудется, а прозвучавшая идея отправить ее к специалисту скоро выветрится из породившей ее головы. Но Эби слишком хорошо знала свою мать, чтобы допустить такую ошибку. Если Оливия Рид зацикливалась на чем-то, то переубедить ее было попросту невозможно. А уж тем более надеяться, что она сама успокоится, не добившись желаемого. Упрямство в их семье явно было наследственной чертой. Оставалось только пойти по пути наименьшего сопротивления и все-таки сделать так, как того хотела непреклонная женщина. Даже если это обещало вылиться в безумный фарс.

***

Дверь кабинета психотерапевта совершенно не выглядела пугающей. Из светлого дерева, аккуратная, с лаконичной табличкой “О.Блэк” и трехзначным числом по центру сверху. Эбигейл впилась отчаянным взглядом в эти три цифры, понимая, что никакой ошибки нет и именно сюда ее записала любящая мама. Чересчур любящая, по мнению обреченной на долгую беседу молодой особы. А может, и не на одну. Все зависело от доктора, степени обеспокоенности родительницы и совсем немного от поведения самой Эби. Самую малость. Еще бы кто подсказал, как следует вести себя на приеме у незнакомого изучающего содержимое твоей головы человека, чтобы не выставить себя сумасшедшей или хотя бы умственно отсталой. Она нервничала настолько, что подобный исход вполне мог бы иметь место быть.
Ну что, ты готова? – главная виновница торжества разве что не светилась от переполнявшей ее уверенности. Она легонько коснулась плеча дочери и подтолкнула к двери. – Не бойся, вы всего лишь поговорите. Ничего страшного не произойдет.
Легко сказать “не бойся”. На деле же Эбигейл хотелось вывернуться и убежать куда-нибудь подальше от этого места. Так некоторые дети паникуют перед походом к стоматологу. Зубных врачей Рид, чей отец как раз таковым и являлся, никогда не боялась, но теперь-то она начинала понимать тех, кому не столь сильно повезло с родственниками. И это совсем ее не радовало. “Я действительно веду себя как маленькая. Подумаешь, психотерапевт! Даже если я произведу впечатление абсолютно поехавшего человека, конец света не наступит”. Эта мысль ее успокоила, а в сознании вдруг резко созрела одна замечательная задумка.
Эби заметно расслабилась, предвкушая возможность скрасить ближайшие часы. Если бы они находились в какой-нибудь мультипликационной вселенной, то в ее глазах бы точно мелькнули пляшущие чертики, когда блондинка кивнула и поспешно обняла мать. Та лишь потрепала ее по волосам и выпустила из объятий, едва дочь потянулась к металлической ручке. Костяшки пальцев пару раз несильно ударились о дерево, прежде чем она аккуратно отворила дверь. Перед ней предстала довольно уютная светлая комната с незашторенными окнами. За письменным столом сидела молодая женщина, обернувшаяся на раздавшийся стук. Напротив нее располагался журнальный столик в окружении дивана и пары кресел. Вдоль стен возвышались книжные шкафы. В целом обстановка казалась приятной, а вовсе не угнетающей. Эбигейл ожидала увидеть нечто менее комфортное. Сложно сказать, порадовала или разочаровала ее действительность.
Она поймала взгляд хозяйки кабинета и вежливо представилась:
Добрый день. Я Эбигейл Рид. Вы разговаривали по телефону с моей мамой.
Эби осторожно прикрыла за собой дверь. Все-таки ей не очень хотелось, чтобы она слышала все, что будет обсуждаться здесь. В конце концов, кое-кто сам обещал ей о конфиденциальность и не вмешиваться в личную жизнь дочери.

+1

3

Говорить с мамой об отце не становится легче. Ни через месяц, ни через полгода, ни почти через год. У мамы дрожит голос, а Офелия либо раздражается, либо испытывает острую необходимость порыдать в подушку. Она точно знает, что мама хочет как лучше и что мама в общем-то права. Было бы гораздо легче, решись она с кем-нибудь поговорить. Просто поговорить об отце. Рассказать о том, каким она его навсегда запомнит, каким он был человеком, как любил их, как любили его. Рассказать про его увлечения и привычки. Про морщинки-лучики в уголках его глаз, про раскатистый смех, который Офелии до сих пор иногда слышится. Это именно то, что она порекомендовала бы любому человеку оказавшемуся на ее месте. Поговорить об отце и отпустить его. Постараться найти в себе силы думать о его жизни, а не о смерти. Вспоминать только хорошее и пытаться думать как те убежденные люди, утверждающие, что он прожил красивую жизнь и умер достойно, как хотел бы любой другой человек.
Любой взрослый человек бы так поступил. Пошел к специалистам и открыл душу, взялся бы за протянутую руку помощи. Потому что сидеть в четырех стенах и скорбеть тихонечко, сама с собой – не выход. Офелия все это понимает, но заставить себя не может. Ей даже почти удается убедить себя в том, что она особенный человек и ей вот так легче, тихо и сама с собой, а не с душой на распашку в тихом кабинете перед незнакомым человеком с медицинским дипломом в золотой рамочке, который не скажет ей ничего нового и действительно полезного. Зная себя, Блэк предполагает, что такой сеанс скорее закончится тем, что она разочаруется в докторе, пожалеет потраченные на сеанс деньги и выйдет с мыслью о том, что у нее самой диплом круче и уж она бы лучше помогла, а не с мыслями об отце, как и должно быть.
Мамины предложения Офелия даже не удостаивает ответом, молча разворачивается и уходит в свою комнату. Мама потом снова плачет весь вечер и Офелия чувствует себя самым отвратительным человеком. Лаэрт не пытается помочь советами, он продолжает самыми неожиданными способами разряжать обстановку. Сразу же за вечером жонглирования, едва не закончившимся поножовщиной, он устраивает вечер искрометных шуток и прибауток, от которых сам же смеется так, что давится пятичасовым эрл греем и утирает молочные сопли полотенцами, под хохот Офелии и возмущенные вопли мамы. В конце концов все заканчивается тем, что Лаэрт предполагает, будто бы сестрица боится идти ко врачу потому что тот непременно признает ее дурой невменяемой и отправит на принудительное лечение. Офелия советует ему отправиться в самую большую задницу, какую он только сможет найти и не разговаривает с ним еще неделю. Не из-за какой-то великой обиды, просто из-за вредности, ну еще потому, что всю эту неделю он таскает ей выпечку из любимой кондитерской и сам моет посуду, и это прекрасно.
Лаэрт в общем-то неплохо справляется с ролью главы семьи и меньше чем за год, прошедший со дня смерти отца, умудряется каким-то образом вытащить маму. К ней возвращается румянец и задорная улыбка, она чаще смеется, выходит из дома и пробует жить в удовольствие. Офелии вернуться в колею сначала помогает работа. Блэк уходит с головой в оформление лицензии на практику в Великобритании, сдает необходимые тесты, получает бесконечное количество бумажек и ищет подходящие ей вакансии. Она чувствует себя на порядок лучше, когда в новенький кабинет, похожий скорее на уютную гостиную в традиционном английском доме, приходит первый пациент и доверяет ей всего себя. Офелия так погружается в чужие проблемы, настолько поглощена пациентами и помощью им, что моментально забывает о себе. Она даже не замечает сколько времени проходит, не замечает ничего вокруг. На какое-то время она перестает существовать как личность. Приходит домой затемно, ужинает, ложится спать, просыпается по будильнику, сверяется с расписанием, заливается остывшим чаем и бежит на работу. Где встает на место домохозяйки, которую избивает выпивающий муж, на место мальчика-подростка, которого не принимают собственные родители, потому что он гей. На месте школьного учителя, ловящего себя на мысли, что дети вызывают в нем желание убивать. Девочки корнови из другой стаи, которая влюбилась в ицена и хочет поговорить об этом с кем-нибудь, кто ей поможет, а не осудит и не заклеймит за одну только мысль о том, чтобы питать нежные чувства к ицену. Офелии так легче, занимаясь проблемами других, она не думает о себе и умудряется абстрагироваться от боли из-за  смерти отца.
Очередную пациентку, девочку-подростка, записанную переживающей о ее благополучии мамой, Офелия ждет сидя за столом, разбирая папки с делами других пациентов. О юной Эбигейл Рид она не знает ничего лишнего, кроме стандартного набора данных, которые собирают обо всех пациентах. Имя, фамилия, телефон родителей, номер школы или колледжа, социального страхования и еще по мелочи. Ничего существенного. Офелия никогда ни о чем не спрашивает по телефону, даже у таких обеспокоенных мам, как миссис Рид. Ей интереснее общаться непосредственно с пациентами и слушать их, а не мнение со стороны. Мисс Рид не выглядит человеком желающим провести ближайшие полтора часа в компании незнакомой тетки, к которой ее притащили скорее всего даже не спросив. Но Офелия работала и не с такими. Она приветливо улыбается девушке и поднимается, обходя стол. – Мисс Блэк, если вам будет удобнее, то можно на ты и просто Офелия. Занимайте любое удобное место, пожалуйста. – Офелия обводит рукой диван и кресла, закрывает дверь за спиной Рид на замок, чтобы им никто не помешал и включает электрический чайник. – Могу я предложить вам чай или кофе? Воды, может быть? – Всех этих расшаркиваний перед школьницами можно избежать, обязательной программой это не является. Офелия должна оказать ей помощь или поддержку, а не напоить чаем и как следует познакомиться. Просто ей кажется, что если человека встретить так, будто он здесь гость, а не пациент, предоставить выбор, расположить к себе, то и ей самой, и человеку так будет проще. Многие пугаются самого факта того, что их называют пациентом и приводят ко врачу. Боятся показаться слишком странными и быть признанными психами. Это очень мешает расслабиться и раскрыться. А работать с человеком, который сидит, будто на пороховой бочке и боится отвечать на элементарные вопросы просто невозможно.

+1


Вы здесь » PARADIZ: beyond the edges of reality » ❖ FLASHBACK » people, help the people


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC